Показано с 1 по 7 из 7

Тема: А.Козлов-"История моего приобщения к классике"

  1. #1
    Аватар для Козлов Алексей
    Регистрация
    16.11.2008
    Адрес
    Москва
    Инструменты
    альт-саксофон
    Сообщений
    14

    Положительные оценки
    Получено: 695
    Отдано: 0

    По умолчанию А.Козлов-"История моего приобщения к классике"

    История моего приобщения к классике.

    Когда я начинал увлекаться джазом, были замечательные времена. Только что окончилась война, у всего советского народа было праздничное настроение, не смотря на разруху, голод и недавние потрясения от потерь. У этого душевного состояния был постоянный музыкальный фон – все время звучавшие по радио задушевные песни советских композиторов, а также джазовая музыка, как наша, так и настоящая, американская. Ведь мы еще были с американцами друзьями-союзниками. Причем, вплоть до 1947 года, Тогда Сталин наметил будущего врага для грядущей войны - США. Вскоре джаз объявили вражеской заразой. Но некоторые дети моего поколения в это не поверили, успев самостоятельно разобраться, что же такое этот джаз. Далее, уже взрослея, я столкнулся со всеми последствиями запрета моей любимой музыки. И в школе, и дома и в обывательской уличной толпе чувствовалась эта ненависть к чуждому заокеанскому искусству. И чем больше это касалось меня лично, тем упрямее я становился в своем пристрастии. По радио с того времени начали звучать только арии из опер и оперетт, а также классическая музыка, причем самая банальная, расхожая. Ее нам все время навязывали вместо джаза. Даже наши эстрадные песни изменились в своем звучании. Если раньше их пели под так называемые джаз-оркестры, которых было множество, то вместе сначалом борьбы с космополитизмом, появился какой-то специфический тип оркестровок, где обязательно использовались домры и балалайки, баяны и другие народные инструменты. Согласно негласным указам и неписаным правилам всей советской песне был придан колхозный оттенок. Достаточно вспомнить музыку И.Дунаевского к кинофильму «Кубанские казаки» или такие песни как «Сирень черемуха», «Одинокая гармонь» или «Влюбленный бригадир». Сами по себе песни были прекрасными и народ их обожал. Но для той мизерной кучки молодежи, которая жить не могла без песен Нэта Кинг Коула и Фрэнка Синатры, без музыки Дюка Элиингтона, Каунта Бэйси и Чарли Паркера, все это было символом запрета, жестокого и бессмысленного. Те, кто уже вкусил прелесть джаза с его свободой импровизации, с его драйвом, понимали, чего лишает наш народ пропагандистская машина. Вся эта возня с антиамериканской шумихой была противна даже некоторым из детей.
    Когда я подрос и стал студентом, то постепенно расширилась сфера общения. Я стал посещать филармонические концерты, познакомился со студентами консерватории. Тогда, в середине 50-х, я осознал еще одну нелепую правду жизни – снобизм академической сферы. Оказалось, что в консерваторской среде к джазу относятся не просто как к искусству враждебному, то есть с идеологических позиций, а еще и высокомерно, с позиций профессиональных, считая его музыкой второго сорта, в лучшем случае. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать, что печаталось тогда по поводу джаза в специальных музыкальных изданиях, словарях, энциклопедиях, в музыковедческих статьях и исследованиях. Тогда на «критике» буржуазной музыки сделали себе карьеру многие столпы советского музыковедения, такие как Шнеерсон или Городинский. Вся их абсолютно непрофессиональная брань в адрес джаза может быть отражена в одном из ходячих тогда выражений – «шум вместо музыки».
    В академической среде к импровизации подозрительное отношение возникло еще в конце 19 века. Импровизировать на темы классиков считалось неприличным, а позднее – и просто было запрещено. Когда в начале ХХ века появился джаз, как искусство профессиональных импровизаторов, то образовалась та самая дистанция, если не пропасть, которая разделила современную музыку на два антипода, причем не важно, в какой стране, при каком строе. Но не только импровизационность стала главным водоразделом. Здесь появились еще и принципиально новые гармонии, а также абсолютно иное эмоциональное наполнение, связанное с ритмической основой джаза, с его драйвом, синкопами и чувством свинга. Я помню, каким неординарным событием стало первое исполнение «Голубой рапсодии» Д. Гершвина в Москве вскоре после смерти Сталина, когда Александр Цфасман сыграл партию фортепиано с симфоническим оркестром. Очевидно тогда и запала мне в душу эта мечта тоже когда-нибудь соединить джаз и симфоническую музыку. Вообще эти времена ранней хрущевской оттепели принесли много нового в культурный обиход москвичей. Я помню, как впервые был исполнен «Реквием» Моцарта, как появился молодой органист Гарри Гродберг, который исполнял нежелательные до той поры произведения И.С.Баха. Каким-то чудом я попал в 1958 году на неофициальный концерт для студентов и преподавателей Московской консепватории, в Малый зал, где играли два американских джазмена – Дуайт Митчелл и Вили Рафф. Они импровизировали на темы Баха, Шопена и других классиков. Тогда это событие потрясло академический мир и оставило после себя ощутимый след. Новое поколение музыкального студенчества начало увлекаться джазом, несмотря на продолжавшееся давление со стороны профессуры.
    Именно с такими «классиками» я и познакомился в 1996 году на одном приеме в Доме кино. Это были члены струнного Квартета имени Д. Шостаковича, народные артисты СССР, профессора Московской консерватории, музыканты, проработавшие вместе тридцать лет и объехавшие почти все страны мира неоднократно. То есть люди из, казалось бы, совсем другой среды. Но в разговоре выяснилось, что они давно любят джаз и коллекционируют записи. Вот тогда я и решился на то, чтобы предложить им сделать совместную программу. Незадолго до этого у меня уже был опыт выступления с камерным ансамблем Юрия Башмета. Правда, там мне развернуться не удалось, надо было играть только то, что подходило самому Башмету, не более. Тем не менее, выступая с ним, я получил первый серьезный опыт такого рода, а главное – понял, что подобный синтез публике нравится. Мне нужна была полная свобода в новом эксперименте по соединению импровизации и классики. Я серьезно взялся за освоение оркестровки для струнного квартета, что оказалось делом непростым, тем более, что я до этого работал в совсем другом направлении, в области электронного джаз-рока. Но постепенно, с помощью моих новых коллег, я сделал программу для Квартета с саксофоном. Мы начали выступать с концертами и в 1998 году записали компакт-диск. После того, как привыкаешь десятилетиями играть через микрофон, когда на сцене звучит мощнейшая система, через которую идут в зал гитары, клавишные и ударные инструменты, когда после концерта у тебя долго звенит в ушах, - играть акустически, безо всякого усиления – очень непривычно. Звук саксофона кажется тихим и глухим, возникает опасение, что тебя не слышно в зале. Но первые же концерты с Квартетом показали, что иногда я даже заглушаю струнные инструменты. Пришлось сменить ярко звучащий металлический мундштук на более мягкий по звуку, пластиковый. Теперь, чтобы снять свой застарелый комплекс неполноценности, что джазмен - музыкант второго сорта, избавиться от мысли, которую нам внушали постоянно, оставалось лишь сыграть с симфоническим оркестром. В конце концов, и эта мечта сбылась. Я познакомился с дирижером Виктором Барсовым, который сделал для меня ряд оркестровок, и мы устроили концерт в Зале им. Чайковского с симфоническим оркестром Московской филармонии. Затем я выступил в Калининграде с оркестром под управлением А. Фельдмана. По приглашению Г. Рождественского я сыграл сольную партию в последней симфонии А. Шнитке. Концерт, состоявшийся в БЗК незадолго до смерти автора, был посвящен вручению ему премии «Глория». Мне надо было сыграть, согласно указаниям самого Шнитке, свободную импровизацию, что я и сделал, в соответствии с эстетикой всей симфонии, сыграв атональное соло в духе Арчи Шеппа. Оно включало в себя не только обычные ноты, но и различные звуки, используемые авангардными саксофонистами – хрипы, свисты, фальцеты… После концерта ко мне подошли мои старые знакомые, бывшие консерваторцы, оркестровые музыканты и выразили удивление по поводу того, как мне удалось наизусть, без нот сыграть такую сложную и длинную партию на саксофоне. Им и в голову не могло прийти, что в рамках симфонической музыки можно импровизировать. Я не стал их разочаровывать. Не мог же я признаться, что никогда уже так больше не сыграю, что все это было сплошным экспромтом. Поэтому я, потупив взор, пробормотал нечто в роде: «Ну, пришлось потрудиться»…
    До 1973 года, до создания «Арсенала» я был типичным джазменом. Осваивая самостоятельно эту запрещенную у нас музыку, я переиграл в самых разных стилях – свинг, бибоп, кул, ладовый джаз, атональный джаз. Оторваться от влияния американских стандартов было практически невозможно. Дай Бог – научиться играть как американцы. Это казалось пределом мечтаний. Но наступил момент, когда я почувствовал, что продолжать так дальше не имеет смысла. Все равно играть так, как играют «гиганты» - Чарли Паркер, Джон Колтрейн или Орнетт Коулмен – невозможно. Всегда будешь сзади. Единственный способ – попытаться писать свою музыку, играть ее по-своему, преодолев «земное притяжение». Еще в начале 70-х я услышал записи таких коллективов как «Emerson, Lake & Palmer», «Blood, Swet & Tears», «Colosseum», «King Crimson», «Air Force Band», «Jethro Tull», «Gentle Giant» и других. Их музыка показалась мне абсолютно не похожей на джаз но, в то же время, не примитивной. Мне непреодолимо захотелось полностью перестроиться в эстетическом плане. При этом я не побоялся показаться кому-либо предателем джаза, начав экспериментировать с электронными инструментами, набрав в свой состав молодых рок-музыкантов.
    Передо мной открылись новые возможности, полная свобода соединять в рамках одной композиции самые разные стили и жанры. Я прекрасно помнил, как в 50-е годы некоторые прогрессивно настроенные джазмены пытались, не выходя за рамки традиционного джаза, применять в своем творчестве элементы академического, классического искусства. Тогда это получило название «третье течение» или «прогрессив-джаз». Достаточно вспомнить Стэна Кентона, его альбом с записью музыки Рихарда Вагнера, или «City of Glass». Позднее еще одну попытку предпринял продюсер Крид Тэйлор, создав для этого фирму «CTI». Но все эти усилия ни к чему не привели. С одной стороны, публика не была готова к подобной музыке. С другой – сами джазмены в своем большинстве не приняли ее. Сложилось даже негласное мнение, что это вообще не джаз. И вот, в конце 60-х, когда на смену джазу пришла рок-культура, гениальный Майлз Дэйвис предложил новую концепцию – «fusion», то есть музыкальный «сплав» из самых разных составляющих, привлекая к этому стилю молодую, хипповую аудиторию. И, фактически, спас репутацию джаза, дав ему второе дыхание.
    Я пошел по пути, предложенному Дэйвисом. Здесь открывалась полная свобода творчества. Но свободой надо уметь воспользоваться. И в самом начале, для того, чтобы сплотить молодой коллектив, а заодно и потренироваться, я сделал ряд оркестровок «фирменной» музыки, пьес из репертуара таких групп как «Chicago», «Emerson, Lake & Palmer», «Blood, Swet & Tears», а также основных арий из рок-оперы «Jesus Christ Superstar». И только позднее, в 1976 году, я приступил к попыткам делать что-то свое. Так появились композиции «Опасная игра», «Сюита в ля-бемоль мажоре» и «Башня из слоновой кости», посвященная памяти средневекового французского органиста Гийома Де Машо. В этих пьесах я понемногу применял идеи, почерпнутые мною, главным образом, из современной, камерной и симфонической музыки, поскольку по инерции продолжал интересоваться авангардом – творчеством Карла-Хайнца Штокхаузена, Кшиштофа Пендерецкого, Берио, Нино. Я и в жизни иногда общался с Эдисоном Денисовым, Соней Губайдуллиной, реже с Альфредом Шнитке.
    Постепенно что-то в моей душе стало меняться в сторону более мелодичной и гармоничной музыки. Я стал все чаще слушать то, что когда-то упустил из виду. Русскую классику – Сергея Рахманинова, Александра Бородина, Петра Чайковского, Модеста Мусоргского. Первые попытки освоить эту эстетику, оказавшуюся близкой мне, были связаны с переосмыслением их музыки, с тем, что я пытался сделать для «Арсенала» свои версии ряда известных пьес. И в каждой такой версии обязательно присутствовали импровизации. Так в начале 80-х появился в нашем исполнении Второй фортепианный концерт С.Рахманинова, «Половецкие пляски» А. Бородина и ряд других.
    В 90-е годы диапазон моего интереса еще более расширился. Я открыл для себя музыку Габриэля Форе, а также Клода Дебюсси, Мориса Равеля и Эрика Сати. Вот тогда-то я и познакомился с участниками струнного Квартета им. Д.Д.Шостаковича. С их помощью я научился писать специфические аранжировки для подобного состава. Позднее я продолжил свои эксперименты с замечательным «Твинз-квартетом», состоящим их молодых выпускниц Московской консерватории. Приобретя достаточный опыт по части освоения и переосмысления классики, я продолжил эту линию в составе, который называется «Арс Нова – Трио», где помимо меня играют пианист и клавишник Дмитрий Илугдин, а также бас-гитарист –Евгений Шариков. Это «Арсенал», но без ударных инструментов, его камерная версия. Мы исполняем довольно много образцов, взятых из классического наследия, но уже по-новому, комбинируя их в различных сочетаниях с обрывками самых разных пьес, относящихся и к джазу , и к фанку, и к этнической музыке. Это современный вид эклектики, наиболее, на мой взгляд, соответствующей состоянию нынешней аудитории.
    Что касается моей активности как композитора, то здесь, особенно последнее время, я стараюсь не делать ничего специально, я сочиняю то, что получается само собой, не ставя задачи создать нечто особенное, как говорят - «нетленку». Наблюдая то, что получилось, как бы со стороны, я отметил, что вернулся из американского джаза эстетики в русскую эстетику конца 19-го – начала 20-го века. Причем, естественным путем. Достаточно вспомнить такие мои композиции как «Последний взгляд», «Бедная Лиза», «Памяти Николая Заболцкого», «Август», «День рождения», «Искушение» или «Idea-fix».

    Алексей Козлов

    0 Недоступно!
    Последний раз редактировалось Козлов Алексей; 15.12.2008 в 15:24.

  2. #2
    Новичок форума
    Регистрация
    18.11.2009
    Адрес
    марс
    Инструменты
    альт
    Сообщений
    38

    Положительные оценки
    Получено: 30
    Отдано: 16

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Козлов Алексей Посмотреть сообщение
    Тогда Сталин наметил будущего врага для грядущей войны - США.
    Интересное такое предположение. Ведь кто то поверит.

    0 Недоступно!

  3. #3
    Старожил Аватар для Ted_K
    Регистрация
    29.09.2007
    Адрес
    СПб
    Инструменты
    Гитара, тенор Trevor James Revolution II
    Сообщений
    1,665

    Положительные оценки
    Получено: 568
    Отдано: 608

    По умолчанию

    Это предположение в послевоенное время предположением отнюдь не казалось. Наоборот, ощущалась подготовка к будущим БД - как минимум, на территории Европы. Военными в неофициальных беседах назывался 54 год. Однако ни в одном официальном источнике Вы этого не найдете.

    0 Недоступно!
    Последний раз редактировалось Ted_K; 29.11.2009 в 18:27.
    Все, что может быть понято неправильно, будет понято неправильно

  4. #4
    Старожил Аватар для NbP
    Регистрация
    04.08.2008
    Адрес
    не в России
    Инструменты
    Alto Sax,занятый у соседа обменен на мелодику соседки
    Сообщений
    7,012

    Положительные оценки
    Получено: 4,777
    Отдано: 870

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Козлов Алексей Посмотреть сообщение
    Тогда Сталин наметил будущего врага для грядущей войны - США
    Это был внешний враг.Внутренним врагом были объявлены "космополиты",которых планировалось спасти от всенародного гнева,переместив на сибирские просторы.Вот тогда джаз точно был бы стерт на совковой территории.
    Об этом Козлов не упоминает...

    0 Недоступно!
    Последний раз редактировалось NbP; 29.11.2009 в 18:53.
    I don't want to play truthfully to the style (анонимный диксилендовый трубач- любитель )

  5. #5
    Старожил Аватар для Gedeon
    Регистрация
    04.06.2009
    Адрес
    Baikal
    Инструменты
    Yanagisawa 990 alto sax
    Сообщений
    2,769

    Положительные оценки
    Получено: 1,715
    Отдано: 928

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от NbP Посмотреть сообщение
    Об этом Козлов не упоминает...
    Что же ему, здесь всю книгу пересказывать?

    0 Недоступно!

  6. #6
    Старожил
    Регистрация
    06.02.2009
    Адрес
    Иваново
    Инструменты
    Саксофоны,кларнет и флейта.
    Сообщений
    1,051

    Положительные оценки
    Получено: 648
    Отдано: 124

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Ted_K Посмотреть сообщение
    Это предположение в послевоенное время предположением отнюдь не казалось. Наоборот, ощущалась подготовка к будущим БД - как минимум, на территории Европы. Военными в неофициальных беседах назывался 54 год. Однако ни в одном официальном источнике Вы этого не найдете.
    Это со 100 кратным преимуществом в количестве ядерных боезарядов со стороны Америки и отсутствием носителей способных долететь до Америки, паритет был достигнут только к 1975 году,так что выдумки это всё,а вот операция Дроп шот,это реальность. К этому готовились,проводили соответствующие учения в 1954году.

    0 Недоступно!
    Последний раз редактировалось Саша Коньков; 18.06.2015 в 21:10.

  7. #7
    Старожил Аватар для Ura kazak
    Регистрация
    17.04.2011
    Адрес
    Ростовская обл г Волгодонск
    Инструменты
    Сакс тенор, клавишные
    Сообщений
    1,939

    Положительные оценки
    Получено: 1,077
    Отдано: 2,837

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от NbP Посмотреть сообщение
    Это был внешний враг.Внутренним врагом были объявлены "космополиты",которых планировалось спасти от всенародного гнева,переместив на сибирские просторы.Вот тогда джаз точно был бы стерт на совковой территории.
    Об этом Козлов не упоминает...
    Музыканты - не писатели и не поэты. Поэтому с Сибирью у них как то не сложилось, в отличие от многих и многих остальных. Вот, даже мне кажется, самолёт Рига - Тель Авив улетел не через Магадан.
    Ну это отступление, а сама статья - гуд.

    0 Недоступно!
    Последний раз редактировалось Ura kazak; 18.06.2015 в 21:57.
    Решение Да или Нет, и то что бывает в жизни...

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •